kuznec_d_k (kuznec_d_k) wrote,
kuznec_d_k
kuznec_d_k

заяц и ямщик

В декабре, о двадцать пятом годе,
Грелся я на станции чайком...
Молодой, да и неслабый, вроде,
В те поры на почте ямщиком

Я служил.  Пригожий да весёлый,
В меру осторожен и рисков -
Долгим трактом, сквозь поля и сёлы,
Седоков то в Новгород, то в Псков

Отвозил. Потом в обрат - в Столицу -
Доставлял господ. А то - мещан...
За труды, годочков через тридцать,
"Вольную" бурмистр пообещал

(Только я бурмистру верил слабо,
Больно рыжий, что твоя лиса.
А бумагу - если бы, да кабы -
Сам помещик должен подписать.)

Но пока что - постояный паспорт,
Есть швея, слаба на передок,
Плотят деньги... Не живи, а царствуй!
Лишь - в именье отсылай оброк.

...В этот в самый раз, совсем без дела,
Чаем у казённой у печи
Баловался. Вдруг вбегает девка.
"Барин санки требоват!", кричит.

 Ну так что-же? Надоть - значить надоть.
"Эй, манда белёсая, в соплях,
Указуй дорогу, в рот те лапоть!"
Сей момент лошадок и  запряг.

"Слышь, хозяин твой-то?  Зол? Аль ласков?
Даст на водку, ежели - в пургу? "
Только девка проросячьи глазки
Лупит и, сквозь сопли, ни гу-гу.

Вот уже к усадьбе подлетели.
Дура - белкой шмыгнула в кусты.
Солнце и морозец! Нет метели.
Хороша погодка для езды!

Вышел барин. Маленького росту,
Смуглостью лица - с арапцем схож...
И велит, покручивая тростку:
"В Петербург, ямщик, меня свезёшь."

Санную кибитку кони резво
Мчат. Седок ткнул в спину мне, сказал:
Путь неблизкий. Как зовут, любезной?
- Дык, чево? Зови как все -  Мазай.

Услыхал, чудной, и ну - смеяться!
Ржёт как мерин, даром - ростом мал...
- Это, говорит, в каких же святцах
Поп такое имя откопал?

- Поп-то что... Поп - дал мне имя Ваня.
Только как ведётся на Руси?
Сызмальсва прилепится прозванье -
Так и будешь досмерти носить.

(Я, сказать, заобижался малость -
С детских лет в Мазаях, ну так что ж?
Не дрянная кличка мне досталась:
Есть хужей, услышишь - упадёшь!

Но скумекал: "ладно, что смешливый!"
Знать, не хрястнет тросткой вдоль спины...
А приедем в Питер, будем живы,
Точно даст целковый сверх цены!

Господам-то рублик разве трата?
Ну а мне - как раз сугрев души!)
...Вот  уже селением вдоль тракта
Едем. Кони чудо хороши!

Коренник широкой рысью шпарит!
Пристяжных чертей горяч галоп!
Тройка мчит под лай лохматой швали
Вдоль домов. Как вдруг - навстречу поп.

Поминать нечистых я в зароке.
Сорвалось и - здравствуй, борода!
Саломясый батюшка Сорокин
Встречь идёт, как будто подгадал.

Оглянулся я. Седок, родимый,
Погрустнел. Примета - впрямь, плоха...
Жаль, что мать твою, отец Владимир,
На сносях не пнули в потроха!

(Вёз его... Не то что дать на водку,
Верстовых не плотит, жмёт в горсти!
Поп подбрил французскую бородку!
Чисто нехристь, Господи, прости...)

- Слышь-ко, барин... Тут такое дело...
Чаю, впереди - недобрый путь.
Нам, пока беда не налетела,
Лучше бы в обратку повернуть!

Ох, сверкнул глазами! Точно, треснет
Тросткой! Но не треснул, лишь сказал:
"Замолчи... А лучше - спой-ка песню!
Веселей поедем, брат Мазай."

С малых лет я пению обучен.
Встал на клирос, в хор, годочков в пять.
Думаю: "и то, чудак-попутчик...
Впрямь, дорогу легше коротать".

Только как тоску-печаль рассеять?
Ведь совсем недавно, в ноябре,
Приключилось бедствие в Расее:
Царь Господней Волею помре.

Объявили, что болесть изъела.
Очень непонятная болесть!
По всему выходит, что измена,
Раз боятся гроб в столицу везть.

Знать, подкралась нечисть тихой мышью...
Как-же, знаем: "Захворал!", "Простыл!"...
И запел я песню, что услышал
От убогих, шедших в монастырь:

"Есть во Киеве шинок. Ох, шинок!
В том  шинке сидит жидок. Ох, жидок!
Варит зелено вино. Ох, вино!
А в вино кладёт говно. Ох, говно!
Християн к себе зовёт:
"Не винишко - чистый мёд!
Заходи, крещёный люд -
Здесь задёшево нальют."
Мужичок-то пьёт вино. Ох, вино!
В само темя бьёт говно. Ох, говно!
Мужичок на пол упал. Ох, упал!
А жидок его - в подвал. Ох, в подвал!
Тут полячишка-скубент,
Подбегает сей момент,
Порет бритовкой горлО,
Чтобы в кружку потекло.
А жидок-то кружку хвать. Кружку хвать!
И давай кровя хлебать. Ой, хлебать!
Лях кромсает телеса. Телеса!
"Знатной выйдет колбаса. Колбаса!"
Крошит сечкою кишки
Под жидовские смешки:
"Похоть - скормим дуракам,
Православным мужикам!"
А жидок-то говорит. Говорит!
"Штой-то кровь меня бодрит. Ох, бодрит!
Вот царя б со всей семьёй... Со семьёй!
Мне в подвал, да на убой. На убой!
Всех зарезать, всех убить,
Да всё семя истребить,
Кровь повыпить, мясу съесть,
Самому на царство сесть!
Ну-ка, скубент-дохторок! Дохторок!
Собирайся в Таганрог! Таганрог!
Склянку с зельем захвати! Захвати!
Александра изведи!" ...Ооох, бееедааа..."



...Прогрешенья, Господи прости нам!
Г а л л о в  П о б е д и т е л ь - неживой.
И теперь престол за Константином,
С полькой-Констетуцеей, женой.

Он, конешно, Александру - братцем,
Только что-то всё к Варшаве льнёт...
И - шептались люди - может статься,
В папство сделал тайный перемёт.

Что за Царь, когда друзья - поляки?                                
Вот на трон усядется, и тут
Доктора в холерные бараки
На погибель сгонют русский люд.


Едем полем. Ровно тянут кони -
Лёгкий пар клубится из ноздрей.
Грузный ворон противу солони
Пролетел над нами.  Всё острей

Колет нос и щёки встречный ветер.
Лес вдали - промёрзший и седой...
Господам (Да в собственной карете!)
Летом надо ездить, не зимой!

Молча мой седок о трость коленом
Шоркает под лошадиный храп.
Видно, то-же о Благословенном
Загрустил, хоть личностью - арап.

Ведь не латиняне, чай, арапцы?
Не беда, что малость тёмен лик...
Вроде греков, ежли разобраться:
Православье, стал-быть, и у них!

И у них - попы, а не раввины.
И они - в Христа и Страшный Суд
Веруют. И, стал-быть, жидовины
Из арапов тоже кровь сосут.

Мой-то - знатный. Ишь, глядит не робко!
И не гнутый - барская спина!
Может быть, какая эфиёпка
К нам когда была завезена?

Заглянул хозяин ей под платье
(Русских баб обрыдла белизна)
И, для интересу,  обрюхатил.
А потом, глядишь, приплод признал.

Видно, при Петре пришлось рожать ей.
(Страсть нагнал в страну заморских блох...)
А годочков через сто, пожалте -
В бакенбардах смуглый баринок.

И тебе - именьице душ в триста.
И квартерка в Питере, небось...
Даже, малость, стало быть, завистно -
Русским - вожжи в руку. Негре - трость.

Ох, нечистый  искусил, чевожь я?
Об чужих богатствах не тужись...
Стало-быть такая воля Божья -
Лошадям под хвост смотреть всю жизнь...

Вона, круп у левого - в навозе,
Надоть будет отскрести помёт...
..........................................................
...Вдруг ушастый! Чуть не под полозья!
Чуть не меж копыт! Как сиганёт!

Что-же за комиссия такая?!
Что за день такой, будь он треклят!
Разгулялись беси, нас пугая:
Поначалу - поп; теперь - беляк.

Видно, волки ждут вон в том лесочке!
Или, душу злобой раззудив,
Уркаган - страшенный ножик точит!
-Тпр-р-р-у, блядь! Т-п-р-р-у! Не будет нам пути!

Барин, слыш-ко! Ёбаные лапти!
Чаю, впереди нас ждёт пизда!
Повернём отселе, Бога ради!
Или плохо дело... Тот  привстал -

И как тыкнет тросткой, без замаху
Мне под самый дых, аж темь в глазах...
- Нахуй, блядь, твои приметы! Нахуй!
В жопу зайца! Хули ты зассал!

Не боись! Мои кулак и тростку
Ныне знает всяк окрестный тать!
Я есть мастер аглицкого боксу!
Если что - спасу, ебёна мать!

Мне, блядь, эта тростка - не для форса!
(Нужен форс - как мёртвому муда...)
Мне она для укрепленья торса -
В ней, в железной, весу пол-пудА!
.................................................................

Ай-да барин! Слёзы я повытер.
С эдаким? Да похую - мороз!
И, без приключеньев, в самый Питер
Стало быть, арапца и довёз.






Tags: поэзии чистый родник
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 34 comments