Category: общество

собакен

эпистолярю

Оригинал взят у inyanzen в эпистолярю

Встал вот я такой утром в воскресенье, кофе выпил, позвонил кой-куда по телефону, а потом рассердился, сел за комп, да и накатал письмишко.
В Роспотребнадзор, в прокуратуру, во ФСТЭК и в ЦБ РФ.

Жду ответов теперь.

Collapse )

Если кто-то сочтет репост не противоречащим формату своего журнала, а также решит иным способом содействовать донесению содержания письма до широкого круга читателей, буду признателен.


собакен

журавлик (педо-мистическая трагедия) Part 1


"Я люблю смотреть, как умирают дети..."
                                                           В. М.
 "Только Коган дрогнул слабо,
Только ахнул Коган,
Начал сваливаться набок,

Падать понемногу..."
                               Э. Б.
пролог
Вдали - погас семицветный мост,
Седой постамент - подсох.
На нём, во весь свой Посмертный Рост,
Встал Савлик Жарков, высок.


Не щурясь, Солнцу глядит в лицо
Он, твёрдо прямя плечо, -
Из глыбы, памятью и резцом,
Для Вечности иссечён.


Гранит рубахи летит, измят;
Наружу нательный крест...
Но добр - спокойный мальчиший взгляд
Туда, в заповедный лес:


Туда, где речка - приют бобру;
Где зубры в глушь убрели...
И где - свершил свой крылатый труд
Хозяин Родной Земли.
Collapse )
собакен

2-Ужоснах-2

Всё в том-же будущем фильме (  http://kuznec-d-k.livejournal.com/80058.html  http://kuznec-d-k.livejournal.com/80563.html  )
должен  участвовать ещё один топор (если это можно назвать топором) - чудовищный Ужоснах, судя по всему - мясницкий, с какой-нибудь скотобойни 300-летней давности, т.е. топор - вполне себе исторический ( высказывалось даже предположение, что это  ТОПОР ПАЛАЧА - ужас-ужас-ужас), сделан в какие-то лохматые времена, ручная ковка, сварен из нескольких деталей кузнечно-горновой сваркой, прилично поеден временем и коррозией. Но, хотя вещь и коллекционная, владелец был готов отдать её на рубилово, пока не выяснилось - что древняя сталь - говно-говном и не выдержит никакой рубки. А значит что?  Значит мне надо делать примерно такой-же Ужоснах, но с лезвием из хорошей стали.  Ну и сделал, особо не парясь - лезвие рессора от Камаза, всё остальное - ст.20, всё тупо сварено электросваркой. Кузнечно-горновой  - даже особо не представляю, как можно такую страхоёбину сделать. Вернее представляю и - снимаю шляпу перед  древними коллегами. Железо тогда было не в пример говнее нынешнего, но мастера были  - ояибу.

Пысы: Что касаемо топора палача - это вряд-ли. Я на норвежском топорном сайте обнаружил такой-же http://www.miljolare.no/data/ut/album/?a_id=702001&bi_nr=130&al_id=2085#albumstart   только гораздо более новый, явно заводского изготовления, т.е. , скорей всего, 19-й век. А какие в 19-м веке  топоры для рубки голов? Гильотина, матушка, да и то в гнусавой Франции. Европу вспомнел потому, что Норвеги (гугл-переводчик рулит) пишут: типа, топор не ихнева изготовления, а то-ли немецкий, то-ли английский. Весом этот норвежский (он же английский-немецкий) поменее - всего (!) 3 кг, исторический-коллекционный 4,4 кг, новый, моего изготовления - тоже 4,4кг.  Какой-то хоз.быт, в общем. Но рубить им возможно только одним способом - сверху вниз и что-то, находящееся на уровне муде-колени.  Топор односторонний - левая сторона плоская, а все выпуклости и заточка - справа. Форму, по причине дефицита времени, полностью не словил, мой - в профиль похож на утюг, в отличие от. Ну рубить, впрочем, будет, опять-же - в отличие от.

Collapse )

собакен

"один на льдине"

 Борис Иваныч Карабань.
Завтра - похороны. Замечательный был человек, штучной выделки. Я  у него научился очень многому. Буду благодарен по собственный гроб.



 
собакен

рождение легенды

 Соседка сообщила матушке удивительные вещи.
  Противопожарную полосу (которую пропахали 29 июля то-ли сами МЧСники, то-ли, по их рапоряжению, пригнаные откуда-то два трактора), оказывается произвело всё совокупное население деревни, всем миром, соборненько так,  даже живущие на краю отдельным посёлком цыганы ВСЕ участвовали, шумною толпою. Откуда она это взяла, - ХЗ, как ехали трактора, она не видела,  и в соборных трудах тоже участия не принимала, и я не принимал, и никто из соседей не принимал, и никто, с кем разговаривал, не принимал, но - ЛЮДИ ГОВОРИЛИ. 
  Ещё люди ей говорили, что сразу в четырёх местах, одновременно, лес загореться не мог,  т.к. "просто так ничего не бывает", ЭТО ЧЬЯ-ТО РАБОТА. Конечно, не бывает; конечно, работа: кинул долбоёб окурок из окна машины и - привет.
 И, на закуску. Главная и основная заслуга в том, что в селе не было пожаров 29 июля - не МЧСников и пожарных, а живущего в селе молодого православного батюшки, который с группой граждан возносил моления возле сельского клуба и, глядикось, пронесло, смилостивился боженька.

Вот она, кстати, полоса. Снял утром, 30 июля. Вдали - газовая станция на трубопроводе высокого давления. Лесок рядом с ней - сосновые посадки, левее -село, не попавшее в кадр (село - длинная кишка вдоль Оки, километра четыре длиной). Справа - поле, за которым тот самый лес, в котором чёрте чё творится.


 
собакен

Скоро всё ёбнется, не успеешь опомниться (с)

Окружающие пространства большевицкими темпами соединяются с кислородом воздуха.  В пригороде Коломны - Щурове, (5км от моего дома) замечательнейшим образом что-то горит. Взолнованные граждане и гражданки сообщают о срочном вывозе снарядов из воинской части. Село Негомож (те-же 5 км от моего дома, только в противоположном направлении ) опять-же горит. Вроде как - 11 домов сгорело.  Поселок Сосновый Бор (километров семь в лес) по сообщениям всё тех-же взолнованных граждан, кажется эвакуируют. Горит там, по крайней мере, нипадецки. Точно ничего не известно. Появился пожарный МЧСовский вертолёт. Летает в сторону Негоможа. Гражданки с иконамэ обходють деревню. 

Я тут понял, главное, оно чо? Главное - стоически, мужественно (и - не уходя далеко от унитаза) переносить острые приступы медвежьей болезни.
  
  • Current Music
    Шопен.Похоронный марш.
собакен

Роман подпрыгнул. Татьяна продолжала трясти колокольчиком(с)

Только что сделал топор. Заказал священник из под Рязани.  Что-то сцыкотно, не грядут-ли Последние Времена? 

Железяка не из дамаска, просто из мягкого железа (точнее ст08кп), с ввареным кузнечной сваркой клином из У8.  Поэтому - не шлифован, ибо - нехуй. Деревья валить и дрова колоть - оч. зашибись. Но, судя по всему - будет висеть на стенке. Или? Даже боюсь представить.

А дамасковый заказать - жреца жаба душанула, хотя на джипе прикатил.

   

собачья улыба

заяц и ямщик

В декабре, о двадцать пятом годе,
Грелся я на станции чайком...
Молодой, да и неслабый вроде,
В те поры на почте ямщиком

Я служил.  Пригожий да весёлый,
В меру осторожен и рисков —
Долгим трактом, сквозь поля и сёлы,
Седоков то в Новгород, то в Псков

Отвозил. Потом в обрат, в Столицу,
Доставлял господ. А то — мещан.
За труды, годочков через тридцать,
"Вольную" бурмистр пообещал

(Только я бурмистру верил слабо,
Больно рыжий, что твоя лиса.
А бумагу — если бы, да кабы —
Сам помещик должен подписать.)

Но пока что — постояный паспорт,
Есть швея, слаба на передок,
Плотят деньги... Не живи, а царствуй!
Лишь — в именье отсылай оброк.

В этот в самый раз, совсем без дела,
Чаем у казённой у печи
Баловался. Вдруг вбегает девка.
"Барин санки требоват!", кричит.

 Ну так что-же? Надоть — значить надоть.
"Эй, манда белёсая, в соплях,
Указуй дорогу, в рот те лапоть!"
Сей момент лошадок и  запряг.

"Слышь, хозяин твой-то?  Зол? Аль ласков?
Даст на водку, ежели — в пургу? "
Только девка проросячьи глазки
Лупит и, сквозь сопли, ни гу-гу.

Вот уже к усадьбе подлетели.
Дура белкой шмыгнула в кусты.
Солнце и морозец! Нет метели.
Хороша погодка для езды!

Вышел барин. Маленького росту,
Смуглостью лица с арапцем схож.
И велит, покручивая тростку:
"В Петербург, ямщик, меня свезёшь."

Санную кибитку кони резво
Мчат. Седок ткнул в спину мне, сказал:
— Путь неблизкий. Как зовут, любезной?
— Дык, чево? Зови как все — Мазай.

Услыхал, чудной, и ну смеяться!
Ржёт как мерин — даром ростом мал.
— Это, говорит, в каких же святцах
Поп такое имя откопал?

— Поп-то что... Поп дал мне имя Ваня.
Только как ведётся на Руси?
Сызмальсва прилепится прозванье —
Так и будешь досмерти носить.

(Я, сказать, заобижался малость:
С детских лет в Мазаях, ну так что ж?
Не дрянная кличка мне досталась,
Есть хужей, услышишь — упадёшь!

Но скумекал: "ладно, что смешливый!
Знать, не хрястнет тросткой вдоль спины...
А приедем в Питер, будем живы,
Точно даст целковый сверх цены!"

Господам-то рублик разве трата?
Ну а мне — как раз сугрев души!)
...Вот  уже селением вдоль тракта
Едем. Кони чудо хороши!

Коренник широкой рысью шпарит!
Пристяжных чертей горяч галоп!
Тройка мчит под лай лохматой швали
Вдоль домов. Как вдруг навстречу поп.

Поминать нечистых я в зароке.
Сорвалось и — здравствуй, борода!
Саломясый батюшка Сорокин
Встречь идёт, как будто подгадал.

Оглянулся я. Седок, родимый,
Погрустнел. Примета — впрямь, плоха...
Жаль, что мать твою, отец Владимир,
На сносях не пнули в потроха!

(Вёз его, — не то, что дать на водку,
Верстовых не плотит, жмёт в горсти!
Поп подбрил французскую бородку!
Чисто нехристь, Господи, прости.)

— Слышь-ко, барин... Тут такое дело...
Чаю, впереди — недобрый путь.
Нам, пока беда не налетела,
Лучше бы в обратку повернуть!

Ох, сверкнул глазами! Точно, треснет
Тросткой! Но не треснул, лишь сказал:
"Замолчи. А лучше спой-ка песню!
Веселей поедем, брат Мазай."

С малых лет я пению обучен —
Встал на клирос, в хор, годочков в пять.
Думаю: "и то, чудак-попутчик.
Впрямь, дорогу легше коротать".

Только как тоску-печаль рассеять?
Ведь совсем недавно, в ноябре,
Приключилось бедствие в Расее —
Царь Господней Волею помре.

Объявили, что болесть изъела.
Очень непонятная болесть!
По всему выходит, что измена,
Раз боятся гроб в столицу везть.

Знать, подкралась нечисть тихой мышью.
Как-же, знаем: "Захворал!", "Простыл!"...
И запел я песню, что услышал
От убогих, шедших в монастырь:

"Есть во Киеве шинок. Ох, шинок!
В том  шинке сидит жидок. Ох, жидок!
Варит зелено вино. Ох, вино!
А в вино кладёт говно. Ох, говно!
Христиан к себе зовёт:
"Не винишко, — чистый мёд!
Заходи, крещёный люд —
Здесь задёшево нальют."
Мужичок-то пьёт вино. Ох, вино!
В само темя бьёт говно. Ох, говно!
Мужичок на пол упал. Ох, упал!
А жидок его — в подвал. Ох, в подвал!
Тут полячишка-скубент,
Подбегает сей момент,
Порет бритовкой горлО,
Чтобы в кружку потекло.
А жидок-то кружку хвать. Кружку хвать!
И давай кровя хлебать. Ой, хлебать!
Лях кромсает телеса. Телеса!
"Знатной выйдет колбаса. Колбаса!"
Крошит сечкою кишки
Под жидовские смешки:
"Похоть — скормим дуракам,
Православным мужикам!"
А жидок-то говорит. Говорит!
"Штой-то кровь меня бодрит. Ох, бодрит!
Вот царя б со всей семьёй... Со семьёй!
Мне в подвал, да на убой. На убой!
Всех зарезать, всех убить,
Да всё семя истребить,
Кровь повыпить, мясу съесть,
Самому на царство сесть!
Ну-ка, скУбент-дохторок! Дохторок!
Собирайся в Таганрог! Таганрог!
Склянку с зельем захвати! Захвати!
Александра изведи!" ...Ооох, бееедааа..."



...Прогрешенья, Господи прости нам!
Г а л л о в  П о б е д и т е л ь — неживой.
И теперь престол за Константином,
С полькой-Констетуцеей, женой.

Он, конешно, Александру — братцем,
Только что-то всё к Варшаве льнёт...
И — шептались люди — может статься,
В папство сделал тайный перемёт.

Что за Царь, когда друзья — поляки?                                
Вот на трон усядется, и тут
Доктора в холерные бараки
На погибель сгонют русский люд.


Едем полем. Ровно тянут кони —
Лёгкий пар клубится из ноздрей.
Грузный ворон противу солони
Пролетел над нами.  Всё острей

Колет нос и щёки встречный ветер.
Лес вдали — промёрзший и седой...
Господам (Да в собственной карете!)
Летом надо ездить, не зимой!

Молча мой седок о трость коленом
Шоркает под лошадиный храп.
Видно, то-же о Благословенном
Загрустил, хоть личностью арап.

Ведь не латиняне, чай, арапцы?
Не беда, что малость тёмен лик...
Вроде греков, ежли разобраться:
Православье, стал-быть, и у них!

И у них — попы, а не раввины.
И они — в Христа и Страшный Суд
Веруют. И, стал-быть, жидовины
Из арапов тоже кровь сосут.

Мой-то — знатный. Ишь, глядит не робко!
И не гнутый — барская спина!
Может быть, какая эфиёпка
К нам когда была завезена?

Заглянул хозяин ей под платье
(Русских баб обрыдла белизна)
И, для интересу,  обрюхатил.
А потом, глядишь, приплод признал.

Видно, при Петре пришлось рожать ей.
(Страсть нагнал в страну заморских блох!)
А годочков через сто, пожалте —
В бакенбардах смуглый баринок.

И тебе именьице душ в триста.
И квартерка в Питере, небось...
Даже, малость, стало быть, завистно —
Русским вожжи в руку, негре — трость.

Ох, нечистый  искусил, чевожь я?
Об чужих богатствах не тужись...
Стало-быть такая воля Божья —
Лошадям под хвост смотреть всю жизнь.

Вона, круп у левого в навозе,
Надоть будет отскрести помёт...
.................................................................
...Вдруг ушастый! Чуть не под полозья!
Чуть не меж копыт! Как сиганёт!

Что-же за комиссия такая?!
Что за день такой, будь он треклят!
Разгулялись беси, нас пугая:
Поначалу поп; теперь беляк.

Видно, волки ждут вон в том лесочке!
Или, душу злобой раззудив,
Уркаган страшенный ножик точит!
— Тпр-р-р-у, блядь! Т-п-р-р-у! Не будет нам пути!

Барин, слыш-ко! Ёбаные лапти!
Чаю, впереди нас ждёт пизда!
Повернём отселе, Бога ради!
Или плохо дело... Тот  привстал —

И как тыкнет тросткой, без замаху,
Мне под самый дых, аж темь в глазах...
— Нахуй, блядь, твои приметы! Нахуй!
В жопу зайца! Хули ты зассал!

Не боись! Мои кулак и тростку
Ныне знает всяк окрестный тать!
Я есть мастер аглицкого боксу!
Если что — спасу, ебёна мать!

Мне, блядь, эта тростка не для форса!
(Нужен форс как мёртвому муда...)
Мне она для укрепленья торса —
В ней, в железной, весу пол-пудА!
.................................................................

Ай-да барин! Слёзы я повытер.
С эдаким? Да похую мороз!
И, без приключеньев, в самый Питер
Стало быть, арапца и довёз.